Электронный научный журнал

ГЕРОНТОЛОГИЯ
«GERONTOLOGY» Scientific Journal

СОЦИАЛЬНАЯ ГЕРОНТОЛОГИЯ

ЭЙДЖИЗМ В ОБСЛУЖИВАНИИ ПОЖИЛЫХ ГРАЖДАН УЧРЕЖДЕНИЯМИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ (АНАЛИЗ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ФОКУС-ГРУПП)

Горелик С.Г.1, Колпина Л.В.1
1. Белгородский государственный национальный исследовательский университет, Белгород, Россия
УДК 316.346.32-053.9

Введение. Старость,как особый период жизни людей,включает в себя многочисленные специфические проблемы, обусловленные дефектами их физического и   психического состояния, изменениями социального и экономического статуса (чаще со знаком «минус») и социальных ролей. Все это влечет снижение адаптационного потенциала пожилых граждан, создает более высокую степень социальной незащищенности, которые усиливаются осознанным или бессознательным злоупотреблением этим их положением в ряде социальных практик. Данное явление Р. Батлер обозначил эйджизмом, определив его как процесс систематической стереотипизации и дискриминации людей по причине их старости [6].

Пожилые люди – это население в возрасте 60 лет и старше. В современном мире наблюдается глобальный тренд старения населения, обусловленный, в том числе, повышением качества, и, соответственно, продолжительности жизни населения. По данным Организации Объединенных Наций, к 2025 году каждый шестой человек на Земле будет старше 60 лет, что составит более 1 миллиарда пожилых и престарелых людей, то есть 15 от всего населения планеты [3]. Страны СНГ занимают четвертое место в мире по численности лиц третьего возраста. В России доля пожилых и старых людей в составе населения составляет 21,0%, тогда как по международным критериям население считается старым, если доля в нем людей в возрасте 65 лет и более превышает 7% [2, 4].

Между тем, последние годы все более актуальным звучит общественный запрос на человеческий, и особенно, профессиональный потенциал данной группы [7]. В докладе второй Всемирной ассамблеи ООН по проблемам старения подчеркивается роль граждан третьего возраста в развитии общества, а также, в связи с этим, указывается, что изменение демографической структуры ставит все общества перед необходимостью содействовать расширению возможностей пожилых людей к самоосуществлению и самореализации [3].

В то же время, неэффективная политика государств, организаций здравоохранения и социальной защиты, отсутствие необходимых компетенций в области геронтологии у специалистов, реализующих деятельность в рамках этих учреждений, их индивидуальные фобии, обусловленные собственным жизненным опытом и негативными установками, существующими в общественном сознании в отношении пожилых людей и старости, в целом, несовершенство методов и форм работы с указанной категорией людей и другие проблемы, выступают детерминантами эйджизма, препятствуя обеспечению достойного уровня их обслуживания [5].

Осознание такого положение дел обусловило провозглашение ООН в качестве первоочередных задач - искоренение … дискриминации…, всех форм пренебрежительного отношения к пожилым гражданам, злоупотреблений и насилия; обеспечение пожилым людям всеобщего и равного доступа к медицинской помощи и медицинским услугам, включая услуги по охране физического и психического здоровья [3].

Проблема эйджизма в отношении лиц пожилого возраста активно разрабатывается на постсоветском и зарубежном пространстве. Однако в России и эти исследования существенно скромнее западных, и касаются, преимущественно, общественных установок в отношении пожилых людей, старости в целом, вопросов их трудоустройства и профессионального долголетия, иногда – бытового насилия, тогда как научные и практические наработки по эйджистским практикам в сферах социальной защиты и здравоохранения практически отсутствуют. Необходимостью восполнения дефицита таких исследований и разработкой на их основе эффективных механизмов преодоления эйджистских тенденций в организациях здравоохранения и социальной защиты, обусловлена актуальность данной темы.

Цель исследования - социологическая диагностика проявлений эйджизма тенденций в обслуживании пожилых граждан учреждениями здравоохранения и социальной защиты Белгородской области. В качестве объекта исследования выступили работники учреждений здравоохранения и социальной защиты Белгородской области; предмета исследования – формы и распространенность эйджистских тенденций в обслуживании пожилых людей в медицинских и социальных учреждениях.

Материал и методы. Для достижения указанной цели в мае 2013 года нами проведены две фокус-группы по 14-18 человек каждая, в состав которой вошли врачи, медицинские сестры и работники учреждений социального обслуживания. Метод фокус групп - метод качественных исследований в социологии. Исследование заключается в глубинном интервьюировании представителей целевой аудитории. Выбор данного метода обусловлен его способностью выявить различные понимания одной и той же ситуации большим числом людей [1]. К обсуждению предлагались вопросы о формах проявления эйджизма. сферах распространения и его причинах.

Результаты исследования и их обсуждение. Фокус-группа началась с вводного вопроса о наличии эйджизма в сфере медицинского и социального обслуживания: «Скажите, пожалуйста, знаете ли Вы, слышали ли Вы о ситуациях в своей профессиональной деятельности, когда к пожилым людям отнеслись иначе, чем, если бы это были люди другой возрастной категории в той же самой ситуации?». Участники группы подтвердили наличие таких ситуаций: «Встречалась, когда пожилые люди вызывали скорую медицинскую помощь, а она отказывалась их госпитализировать. - А как мотивировалось это? - Старостью, возрастом. Оказывают помощь на месте и оставляют “долеживать’’…». «Аналогичный пример, когда на прием к врачу приходит пожилой человек и начинает жаловаться на свои “болячки”, а в ответ слышит: «А что вы хотите в вашем возрасте?».

Следует отметить, что хотя состав группы включал в себя медицинских и социальных работников, тем не менее, все приведенные примеры касались преимущественно медицинской сферы. Конкретизируя практики проявления эйджизма, участники группы, в частности, привели примеры не вполне адекватного назначения тех или иных лекарственных препаратов. «То есть, непосредственно пожилой человек приходит, которому за семьдесят… И  он говорит: Вот у меня болит позвоночник! Не неврологические, а вот такие именно заболевания, которые связаны с опорно-двигательной системой. Ну, понятно, что есть какие-то препараты – уколы нужно назначить, которые помогут облегчить страдания, снять боль или ещё что-то. Но назначают [неоправданно] очень дорогостоящий препарат. - А почему так назначают? - Вообще так принято в районах: медики стараются назначить более дорогостоящий препарат, а аналоги, вот наши российские как-то менее назначают. Это уже в процессе общения, в аптеках где-то, с фармацевтами или со знакомыми уже, родственники в Интернете ищут аналоги… А в основном назначается очень дорогостоящий препарат, либо вообще ничего… Но фраза эта: У вас уже возраст такой! - постоянно звучит». «Скажите, а по каким причинам назначают такие дорогостоящие препараты именно пожилым людям? - Сотрудничество [с аптеками, в которых их продают]. Даже могут сказать, в какой аптеке это купить. То же самое происходит, когда пожилым людям предлагают пройти томографию и назначается, выписывается “квиточек” куда именно поехать, где именно, в каком месте проконсультироваться, где пройти МРТ». «Эта ситуация свойственна в медицинской практике в равной мере в в отношении всех возрастов или же по отношению к пожилым людям это выражено сильнее? - Про томографию - вообще, а с препаратами - с пожилыми людьми особенно.

-    А почему так происходит? - Потому что они не понимают, что есть варианты. В принципе, с пожилыми никто не хочет возиться – возраст… А они думают: если дорого, значит, поможет». «Пожилые готовы купить дорогое, лишь бы помогло. И их родственники готовы часто на все. К тому же пожилые ещё настаивают своим родственникам: врач сказал, что поможет».

За приведенными примерами угадываются, в первую очередь, моральные и институциональные причины эйджизма, связанные, в одном случае, с лёгкостью манипулирования пожилыми людьми по причине их сложной жизненной ситуации при одновременно высоком уровне доверия врачам, рекомендации которых являются для них спасительной «соломинкой». В другом случае – это игра на чувствах родственников, которым стыдно экономить на заболевании близкого им человека. Институциональный аспект эйджизма связан с политикой учреждений или даже института здравоохранения, где риски «плохих» показателей превышают долг. Отчасти здесь прослеживается и социально-экономический аспект, связанный с тем, что лечение пожилых больных экономически не выгодно ни конкретной организации, ни государству в целом. В процессе проведения фокус-групп ощущался дискомфорт, который испытывали их участники при обсуждении этих вопросов, вследствие чего они осознанно или бессознательно старались перейти на другую тему. «В чем проявляется разница в отношении к пожилым в сравнении с другими возрастными группами в вашей профессиональной деятельности? - В общении... Недослышит, «недовидит», переспрашивает несколько раз, но он же не один, их несколько…»; «тяжело общаться. Если ещё и психбольной, то он не понимает, либо не может высказать то, что он хочет».

Данный пример показателен в том плане, что вместо анализа проблем и проявлений эйджизма в отношении лиц третьего возраста со стороны работников сферы медицины и соц. обслуживания, участники группы «соскальзывают» на негативные характеристики пожилых людей. При этом, в какой-то момент невольно «прорывается» истинный ответ на вопрос о проявлениях эйджизма. Участница группы, описывая трудности взаимодействия с пожилым человеком, говорит: «но он же не один…». Продолжение этой фразы легко угадывается: от работы с пожилыми людьми накапливается раздражение, усталость, которая и вызывает негативное отношение к этой группе, которое зачастую перерастает в эйджизм… Но этот момент не проговаривается до конца, а после паузы продолжается описание особенностей, сложностей взаимодействия с пожилым человеком. Этот пример также демонстрирует механизм вытеснения проблемы эйджизма в отношении пожилых людей из центра на периферию сознания. «… - Он не может высказать, но объясняет междометиями. Он может показать, а может и не показать, разозлиться и уйти…» 

Дугой вариант «ухода» от обсуждения темы эйджизма – переключение на обсуждение организационных проблем. « В рамках организации, где вы работаете, были ли, случаются ли ситуации, которые обуславливают дискриминацию пожилых людей? Длительно оформляем в психиатрические учреждения, потому что человек страдает каким-то психологическим заболеванием, а в обычный интернат его не берут. А  что бы оформить в психиатрический интернат надо собрать пакет документов, нужно дождаться путёвки, а у человека нет близких родственников. И то же самое с домом престарелых…..[далее следует подробное описание проблем межведомственного взаимодействия]».

Следует отметить, что в начале проведения фокус-групп давалась установка на выявление причин и проявлений эйджизма. В рамках проведения самих фоку-групп модератор не раз обращал внимание участников на их стремление уйти от ответов на поставленный вопрос, переключиться на обсуждение других тем. Следствием этого стали их высказывания о том, что эйджизм им не свойственен, особенно в сфере социального обслуживания.

«Хотелось бы вернуться к ситуации,когда в сферах своей профессиональной деятельности вы или другие относитесь к пожилым людям не так как к представителям других возрастных групп. Что вы по этому поводу можете сказать? - В принципе отношение к ним такое же, даже более чуткое. Единственное, если у них психологические отклонения - эта ситуация застаивается, так как нет возможности пролечить такого пожилого человека, потому что он не будет принимать эти препараты и не пойдет к психиатру на прием – вот единственная проблема».

Косвенно мы может предположить, что в деятельности социальных работников эйджизм вызван преимущественно негативом, формируемым в результате сложностей общения с данной возрастной категорией. Однако сами работники это отрицают. В попытке получения разъяснений по этому поводу группе задавался вопрос о том, каковы ситуации, когда социальные работники относятся к пожилым людям не так, как отнеслись бы в этой же ситуации к людям других возрастов.

«Лично у меня такого нет. Я с таким не сталкивалась, наоборот стараешься прийти на помощь. Если даже в конце дня ты устал, а человек тебя раздражает, то cмолчишь, лучше лишний раз придешь домой и там “оторвешься”. А я скажу, что со временем понимаешь, что это не нужно, надо согласиться, лишь бы скорее это всё загасить, чтобы он был доволен, потому что себе дороже, если ты начинаешь в какой-то разговор вступать или спор».

В целом, из высказываний участников фокус-групп становится ясно, что эйджистские тенденции больше характерны для института здравоохранения, чем социального обслуживания. «Из того, что я услышала, можно сделать вывод, что в медицине можно отказаться обслужить, можно грубо обслужить, можно назначить не то, что было бы удобнее пациенту, а в сфере социального обслуживания такого нет. Правильно ли я поняла, что дискриминация пожилых людей более свойственна сфере здравоохранения, чем социального обслуживания? - Ну, почему? Может какой-то вариант и будет, но он убирается на корню, потому что эта жалоба [пожилого человека] сразу идет куда-то в администрацию. ... Вплоть до того, что будут звонить губернатору и кому захотят».

Далее участники группы приводят другие примеры, свидетельствующие, скорее, о незащищенности социальных работников, а не пожилых людей. « … Пожилые люди с психическими отклонениями чаще идут на конфликт, и как бы ты не пытался, если ты вступил с ними в диалог, то ты начал развивать конфликт Ты не можешь его остановить, пытаешься уговорить, а он всё равно. Что же касается родственников, то они на стороне пожилых и стараются всю работу скинуть на соцработников. Просят, чтобы работники свозили пожилых на различные мероприятия…»

Выводы.

В завершение анализа следует отметить, что тема эйджизма в обслуживании пожилых лиц сложна для публичного обсуждения работниками учреждений здравоохранения и социальной защиты в силу своей «ненормативности». Потому, результаты данного исследования, скорее всего, лишь «верхушка айсберга» и нуждаются в дополнении с использованием таких методов, как например, глубинное интервью, позволяющее в процессе межличностного общения более тщательно собрать интересующую информацию, «без посторонних глаз». Тем не менее, полученные данные в рамках фокус-групп, позволяют констатировать:

-       организациям здравоохранения эйджизм в отношении лиц пожилого и старческого возраста свойственен больше, чем учреждениям социального обслуживания;

-       медицинские и, особенно, социальные работники склонны, скорее, к вытеснению этой проблемы, чем к ее рефлексии;

-    корни эйджизма в обслуживании граждан пожилого возраста в учреждениях здравоохранения и социальной защиты имеют личностную и институциональную природу; включают в себя моральный (простота манипуляций больными пожилого и старческого возраста, игра на чувствах их родственников), социально-экономический (экономическая нецелесообразность лечения пожилых больных), организационный (риски ухудшения показателей учреждения в случае приема пожилого больного) аспекты;

-    в учреждениях социального обслуживания наибольшие риски возникновения эйджизма в отношении пожилых людей связаны с высокой психологической нагрузкой на социальных работников, обусловленной объективной сложностью общения с частью пожилых людей.

С   целью преодоления эйджизма в учреждениях здравоохранения и социального обслуживания может быть целесообразным проведение следующих организационных мероприятий:

- своевременная диагностика установок работников соответствующих учреждений, а также проблем, возникающих в процессе осуществления ими профессиональной деятельности, детерминирующих проявления эйджизма в отношении лиц пожилого и старческого возраста;

-      осуществление  мониторинга  качества  обслуживания  пожилых  людей  – потребителей услуг, предоставляемых учреждениями здравоохранения и социального обслуживания. Одним из критериев качества обслуживания должно стать отсутствие предвзятого отношения к клиентам и пациентам старшей возрастной категории со стороны медицинских или социальных работников;

-      тщательный анализ с последующим индивидуальным или групповым (в зависимости от того, в каждом конкретном случае будет более) обсуждением выявленных фактов проявлений эйджизмв исследуемых учреждениях;

-     разработка системы санкций к сотрудникам учреждений, применяемых в случае выявления фактов сознательной дискриминации пожилых людей; доведение соответствующей информации до трудового коллектива;

-     просвещение сотрудников по проблемам эйджизма в отношении пожилых людей со стороны медицинских и социальных работников;

-   разработка и организаций лекций и тренингов, направленных на формирование эмпатии к пожилым людям, а также, знаний и навыков эффективного взаимодействия с ними , с целью профилактики эйджистских проявлений в сферах медицинского и социального обслуживания;

-         организация в рамках учреждений здравоохранения и социального обслуживания научных мероприятий и обмена опытом по вопросам эйджизма в отношении пожилых граждан, его преодоления; стимулирование научных исследований по данной проблеме среди работников указанных учреждений.

Список литературы.

  1. Белановский С.А. Метод фокус-групп. – М.: Николло-Медиа, 2001. – 280 с.
  2. Гонтмахер Е. Проблема старения населения в России / Е. Гонтмахер / Мировая экономика и международные отношения. - 2012. - №1. - С. 22 - 29.
  3. Доклад второй Всемирной ассамблеи по проблемам старения / Организация Объединенных Наций. Мадрид, 2002. URL: http://www.un.org/ageing/main.html (дата обращения 28.08.13).
  4. Круглый стол в Госдуме: необходимы экстренные меры для повышения качества жизни пожилых людей. URL: http://ria-ami.ru/news/67958 (дата обращения 28.08.13).
  5. Прощаев К.И. Медико-социальные проблемы геронтологии и гериатрии: осведомленность населения и медицинских работников / К.И. Прощаев, А.Н. Ильницкий, П.Н. Зезюлин, С.В. Филиппов, Н.И. Жернакова, А.А. Лукьянов // Успехи геронтологии. - 2008. – № 1. - С. 160 -164.
  6. Gullette M.M. Aged by Culture. - Chicago, IL: University of Chicago Press, 2004. - 232 p.
  7. Westerhof G.J. Age identity and subjective well-being: a comparison of the United States and Germany / G.J. Westerhof, A.E. Barrett // J Gerontol B Psychol Sci Soc Sci. – 2005. – Vol. 60, № 3. – Р. 129 – 136.
Ключевые слова: эйджизм, медицинские работники, социальные работники, пожилые люди, учреждения здравоохранения и социального обслуживания.

Полнотекстовый файл PDF
Горелик С.Г., Колпина Л.В., ЭЙДЖИЗМ В ОБСЛУЖИВАНИИ ПОЖИЛЫХ ГРАЖДАН УЧРЕЖДЕНИЯМИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ (АНАЛИЗ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ФОКУС-ГРУПП) // ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "ГЕРОНТОЛОГИЯ". - 2013. - №3;
URL: http://www.gerontology.su/magazines?text=129 (дата обращения: 19.11.2017).

Код для вставки на сайт или в блог:

Просмотры статьи:
Сегодня: 2 | За неделю: 8 | Всего: 292